Ничего не меняется.

355636

Когда будущий губернатор Челябинской области Алексей Текслер уволил из «Трактора» бывшего тестя хоккеиста Мамаева, предопределив его трансфер на магнитогорский молочный комбинат, у меня, как и у многих других, появилась надежда на позитивные изменения. Какое-то время все действительно было неплохо, новая менеджерская команда Бориса Видгофа делала правильные шаги по всем направлениям, многие из которых, впрочем, были максимально легкими (открыть комментарии в соцсетях, не предложить новые контракты Сентюрину и Губареву-мл). Но сейчас, когда пришло время принимать гораздо более серьезные решения, когда истории – все более сложны и структурны, начинаются проблемы.

При этом речь в первую очередь не о работе с командами системы – там все хоть и не без шероховатостей и вопросов (Косов, Полыгалов, Лисин, все свое челябинское и расставание с ним же), но более-менее нормально, есть озвученная концепция формирования и новая контрактная модель (пусть к ним и есть вопросы), понятные идеи. Правильные ли это концепция, модель и идеи продемонстрирует уже сезон.

Клуб вновь скатывается в болото в первую очередь потому, что в нем нет практически никаких изменений в офисе, который нужно освежать на 95%. Там все так же сидят на теплых местах экс-сотрудники министерства спорта Челябинской области, законченные интриганы, склонные к переворачиванию смыслов в духе Сеничева, конформисты, забывшие свое революционное прошлое, да и просто непрофессионалы, плохо разбирающиеся в хоккее и околохоккейных процессах. При этом никто из них не отвечает ни за что серьезное, не отвечает за свои ошибки в работе, сознательно не имеет отношения к имиджу «Трактора», к провалам в репутации и маркетинге.

Одна самовлюбленная бездарность, правда, из клуба уже съехала – развалившего всю PR-работу организации любителя накатать донос на коллег и написать идиотский комментарий на AllHockey за Сеничева и Губарева пристроили в «Челябинск» (соболезнования единственному профессиональному футбольному клубу области). Но сколько таких же еще осталось!

///

Вот прописавшиеся в клубе пять лет назад Телих и Ермолаева. На каких только должностях они не работали за это время! Никто из них не сделал ничего действительно важного для организации, именно при них она раз за разом проваливалась в маркетинге, бизнесе и PR, но оба до сих пор в обойме – исключительно в силу тесных связей с вице-губернатором Челябинской области Евдокимовым и министром спорта области Одером.

Телих прославился своей любовью к року, путешествиям и стремлением протащить на работу в клубе родню. По информации Ura.ru, его жена в 2014 получила заказ на создание кофейни на Арене «Трактора», а брат – место завхоза сооружения. На самом старте сезона 2015/2016 Телих (тогда директор клуба), не раздумывая, забил на команду и укатил на московский концерт «Metallica» между первым и вторым домашними матчами. На второй пришло на 2000 зрителей меньше. «Трактор» потерял деньги и задал кривой и косой репутационный вектор всему сезону.

У Телиха есть и еще несколько интересных «кейсов», о которых стоит рассказать. Летом 2015 он решил сэкономить на медиа и придумал показать работу команды в итальянском тренировочном лагере с помощью личных аккаунтов игроков в Instagram. За две недели сбора набралось что-то около десяти картинок и двух видео. Весной 2018 Телих (кстати, одновременно занимавший посты директора арены и зама директора клуба) в своем Instagram умудрился в открытую и очень грязно оскорблять тренера «Нефтехимика» Андрея Назарова, наплевав на корпоративную этику КХЛ. Сейчас эти посты трусливо удалены. Но не совсем: все знают, что есть такой инструмент сохранения истории, как скриншоты.

Ермолаева известна своей поездкой в Магнитогорск, где она (тогда глава PR-службы) в джерси «Трактора» болела за «Магнитку» в финале Кубка Гагарина 2014 против «Льва». И это учитывая особенные отношения болельщиков двух городов. В ее бэкграунде – невероятная история с билбордами Андрея Попова, которые висели по всему Челябинску еще год после перехода нападающего в «Ак Барс», и легендарные трипы на моря в моменты, когда внимание всех служб должно быть сосредоточено только и исключительно на команде. Так, в сезоне 2016/2017 она наплевала на команду, коллектив офиса и отправилась отдохнуть у воды перед самым плей-офф; а спустя год провернула тот же фокус в самый кризисный момент сезона, в сентябре, когда «Трактор» проигрывал матч за матчем на выезде в Минске, Ярике и Питере, шел вне кубковой восьмерки востока и находился под непрекращающимися волнами жесткой критики из-за блатных в составе.

А еще известна интервью про работу по методичкам ЦК КПСС, обвинениями в адрес болельщицы, которой шайба разбила голову, в преследовании корыстных интересов, а в сезоне 2018/2019 интеграцией в клуб на SMM компании своего сына (к счастью, от этого сотрудничества отказались через пару месяцев – из-за профнепригодности работников).

Именно при Телихе и Ермолаевой «Трактор» установил несколько показательных антирекордов. Например, по посещаемости – на матч с «Кузней» 16 сентября 2015 пришло всего 4200 зрителей. На новой арене хуже было лишь однажды – 25 ноября 2009, когда на матч «Трактор» vs «Торпедо» пришли 3150 человек.

///

Но Телихом и Ермолаевой список не ограничивается. Там есть и другие. Все эти люди тесно связаны с Телихом, они сидят в клубе благодаря его протекции.

Например, любящий путешествовать на командных чартерах по городам КХЛ менеджер по болельщикам с его знаменитым позорным письмом в поддержку Сеничева и Губарева, которое перечеркнуло все десять лет Сектора А. К удивлению, он продолжает числиться на должности в клубе и при новом менеджменте. Если нужно узнать об этом человеке больше, стоит зайти в его профайл на гостевой книге сайта Клуба болельщиков «Трактора». Официальное лицо клуба КХЛ, может выглядеть вот так/находиться в такой компании?

Например, якобы историк клуба, у которого плохо с русским языком в компиляциях текстов на исторические темы, и его замечательный в своей абсурдности призыв подписать петицию против Геннадия Тимченко и Романа Ротенберга, открыто опубликованный в Facebook.

Например, ивент-менеджер и бывшая руководительница музея клуба, которые создают развлекательные финтифлюшки, мало связанные с реальностью, трехлетним односторонним контрактом зятя директора, трэш-током в медиаполе, репутацией организации и, например, продажами билетов (всем известно, что высокая заполняемость арены клуба в прошлом сезоне – фикция, так как в Челябинске раздавались сотни бесплатных билетов); а затем делают екатеринбургского рэпера Витю АК (концертным директором которого совершенно случайно является этот самый ивент-менеджер) главным героем промо клуба на прошлый сезон, совершенно не заботясь посылах, которые несет миру Витя через свои песни («Але, Пакистан») и которые никак не вяжутся с большой историей и имиджем «Трактора», а также работой клуба на будущее, на семейную и детские аудитории.

Перечисление можно продолжать еще очень и очень долго.

///

К чему все это?

К тому, что люди не меняются, взгляды людей на мир не меняются – и это самым очевидным образом отражается на профессиональных процессах. В большинстве случаев нет и понимания этих самых процессов, причинно-следственных связей, важности внимания к любой, даже самой незначительно на первый взгляд мелочи.

Новый менеджмент «Трактора» и, в частности, Борис Видгоф должны осознать, что главная цель этих (и многих других) сотрудников офиса в настоящем – сохранить свои места/получить зарплату, о работе на организацию, о ее развитии и защите речь не идет.

Сейчас работа «Трактора» за пределами собственно хоккея совсем ничем не отличается от работы при Сеничеве. Как и прежде, главная модель – «Лебедь, рак и щука». В организации нет технического фундамента, очень далеко до полной взаимосвязи всех функциональных направлений по всем темам, нет синхронности работы, построенной вокруг главной цели. И, судя по всему, нет и самой цели/идеи. Кто-нибудь может ответить, например, на вопрос: какова в настоящем идентичность «Трактора»?!

Именно поэтому клуб в последнее время попадает в одну сомнительную для репутации историю за другой. Вот самые громкие:

якобы возвращение Тренина;
приглашение Войнова, которого не было;
интерес к Ничушкину, которого не было;
подписание Косова;
представление Попова в форме «Ак Барса»;
интервью Гелашвили в форме «Югры»;
текст о родителях Анвара Гатиятулина из «КП»-Челябинск;
расторжение Полыгалова и перевод стрелок от Скудры;
переход Мошарова в «Хумо»;
отсутствие добрых слов Якуцене на завершение карьеры;
отсутствие цивилизованного прощания с Сухановым и Иконниковым;
отсутствие хоть какой-то информации о переменах в школе;
запущенный официальный сайт с ненужной и поэтому пустой гостевой;
умерший твиттер;
расторжение контракта с Лисиным;
отсутствие медийщиков на большей части сбора в Словении;
история с «Куньлунем» и как следствие – слабый состав участников Кубка губернатора;
отсутствие базовой информации в мобильной версии сайта;
расставание с десятком молодых местных игроков, несмотря на заявления о ставке на челябинцев

///

Если в клубе не обратят внимание на все это, на то, что система не меняется – уже совсем скоро Ермолаева снова укатит на море в сентябре/октябре, Телих – на рок-концерт между матчами с «Витязем» и СКА, якобы историк создаст гневную петицию – например, против боссов ЦСКА Сечина и Есмантовича или против яркого и нестандартного шефа «Авангарда» Крылова и на запись музыки для «Трактора» будет подписан очередной Витя с «Пакистаном».

А клуб продолжит пребывать в том смысловом болоте, в которое его отправили наемные менеджеры с юга области.

Да даже если всего этого и не случится, вопрос, который буквально звенит в воздухе, останется: «Что могут дать клубу сотрудники с таким бэкграундом, с таким уровнем сознания, с такими взглядами на мир и жизнь?». Ответ прост: «Ничего».

Возможно, людям, принимающим в организации ключевые решения, все же стоит, наконец, посмотреть на процессы шире.