tugolukov more (1)

ChelyabinskHockey.Com встретился с экс-нападающим «Трактора», последние десять лет живущим в Далласе, и расспросил его о работе в системе «Dallas Stars», карьере и жизни. 

90-е, «ТРАКТОР», БЕЛОУСОВ, КАРТАЕВ

Чем занимались в Челябинске?
Документами. У меня истек срок действия русского загранпаспорта. Кроме этого, прошел несколько плановых процедур, связанных со здоровьем; побывал в школе «Трактор», куда всегда приезжаю с удовольствием. Дни были насыщенными.

Вспоминаете, как начинали в хоккее?
Отчасти на мое решение повлияла отличная игра команды образца 1977 года. Помимо того, что для всего Челябинска та бронза была знаменательной и вызвала настоящий хоккейный бум, в том составе «Трактора» играл мой дядя – Анатолий Картаев. И в детстве у меня была небольшая привилегия – я был одним из тех счастливчиков, которые иногда попадали на хоккей. Поэтому я вырос в хоккее, он был вокруг меня постоянно.

Первый матч за «Трактор» вы сыграли в 1993 году.
Мой дебют за «Трактор» состоялся, когда я еще был игроком челябинского «Металлурга». «Трактор» отправился в турне по Швеции. И они взяли несколько игроков «Металлурга», так как многие ведущие хоккеисты основной команды разъехались по различным сборным. Тогда я сыграл впервые и даже забил гол – шведской команде «Björklöven».

А чуть позже дебютировал уже и в официальных матчах. Первый гол забил в домашней игре со «Спартаком». Тогда у меня получилось хорошее начало сезона. Мы были в тройке с Женей Бобыкиным и Пашей Лазаревым, в а защите с нами играли Вадик Гловацкий и Валера Никулин. В то время было принято играть пятерками.

Во втором сезоне вы провели за «Трактор» только 23 матча.
Получил травму паха. К сожалению, попробовали отнестись к ней традиционно – без хирургического вмешательства. Но время не вылечило. Затем я вышел на лед и случился рецидив. Я вернулся только в последние две-три игры сезона.

Всего три чемпионата на высшем уровне. Не мало?
Было время, когда моего сознания не хватало, чтобы перешагнуть планку высшей лиги. Тогда я, наверное, еще не созрел как мужчина. Было детство в голове.

Переход во взрослый хоккей у меня не задался. Вокруг было слишком много соблазнов. Я принимал неправильные решения.

Все это помешало мне сделать тот рывок в большой хоккей, которые сделали мои сверстники. А уже потом время было упущено. Некоторое время я играл в первой лиге, после этого догнать остальных было уже сложно.

Кроме того, у меня случились проблемы со здоровьем, с сердцем (мне сделали две операции) и я вынужден был закончить карьеру.

Какого рода проблемы?
Связано с аритмией.

Могла ли команда выиграть золото в начале 90-х?
Должна была выигрывать! У нас в составе было много ярких индивидуальностей, мы играли в искрометный и азартный хоккей. «Трактор» имел все для победы. Но не хватило опыта. Наглости московской. В моментах, где нужно было перетерпеть, в ущерб красоте сыграть на результат. Любой из той команды скажет, что третье место тогда для нас было поражением.

В Челябинске вы работали с Белоусовым и Картаевым.
Это два абсолютно разных специалиста. Белоусов у меня ассоциируется со скоростным хоккеем. Он всегда требовал от игроков действовать быстро, мгновенно принимать решения, постоянно атаковать. Состав при нем, конечно, был сильнее. Картаеву досталась другая команда – многие уже ушли, ветеранов сменили молодые. Сложно было ожидать, что они сразу заиграют. Поэтому Картаеву приходилось тратить больше время на обучение, на объяснение нюансов.

444


У вас есть мнение о причинах взлета и провала нового «Трактор» в последние три сезона?
Тяжело оценивать, находясь за тысячи километров от места события; делать выводы, опираясь только по статистику и матчи, увиденные в интернете. Нужно находиться внутри команды. Думаю, что одна из причин провала в прошлом сезоне – закономерный спад, случающийся после большого успеха. В сознании игроков сидит мысль, что они такие сильные и хорошие и все само собой будет происходить, сами придут победы. Но получается наоборот. Таких примеров много. И еще одна важная причина – травмы лидера команды Евгения Кузнецова.

Говорят, что в команде было не очень хорошо с дисциплиной.
Не могу судить, так как не владею информацией. Но вообще хоккеист должен быть дисциплинирован сам по себе. Сейчас играть в хоккей очень выгодно с финансовой точки зрения. Невыгодно быть недисциплинированным.

Что вы думаете о Карри Киви, первом полноценном иностранном тренере в истории «Трактора»?
Если тренер – хороший специалист, он проявит себя в любом случае. Конечно, когда человек приезжает в другую страну, он должен постараться как можно быстрее влиться в ее ритм, ассимилироваться, принять ее традиции. Если все увидят, что тренер сильный, к нему будет уважение.

У меня перед глазами отличный пример – Ери Лехтонен, который долгое время играл в Далласе, а в прошлом году работал в школе. У нас очень дружеские отношения и для меня он – олицетворение финского трудолюбия. Было очень приятно с ним общаться, перенимать его знания.

Я уважаю Финляндию за то, что такая маленькая страна с такими ограниченными ресурсами, может на равных конкурировать с такими глыбами как Россия и Канада. Именно поэтому мое мнение – приглашение Карри Киви может сработать. Этот финн может оказаться той искоркой, которая способна придать нашему хоккею новый импульс.

ДАЛЛАС, НЬЮ-ЙОРК, АРЛИНГТОН, ПЕРЕЕЗД

Расскажите, чем конкретно вы занимаетесь в системе «Dallas Stars»?
Моя основная роль – тренер-специалист по развитию индивидуального мастерства игроков команды NHL «Dallas Stars». Естественно, больше всего внимания и времени уделяю земляку Валере Ничушкину – как на льду, так и за его пределами. Также являюсь главным тренером двух юношеских команд, выступающих в группе сильнейших в США (так называемый уровень ААА).

Чем клубная система «Dallas Stars» отличается от тех систем, что мы знаем в России.
Различия существенные. Собственно клуб – независимая организация. Но одна из главных ее задач – популяризация хоккея в городе и чтобы хоккей в Далласе конкурировал с американским футболом. А это очень тяжело, ведь Техас считается штатом американского футбола.

Когда и как вы пришли к пониманию того, чем именно будете заниматься после окончания карьеры игрока?
О, это долгая история!

После того, как я закончил с большим спортом, я побывал в шкуре бизнесмена, владел заправкой. Потом у меня было нефтехранилище. Затем все это переросло в другой бизнес, связанный с металлом. Ну а затем бизнес обрушился, и я остался ни с чем. Особых сбережений не было, но было огромное желание учиться. Так я оказался в Далласе по программе взаимного обмена, поддерживаемой Министерством экономики Челябинской области. 22 дня мы провели в Техасе, где посещали разные предприятия и компании, смотрели, как работает бизнес. Зачем я туда поехал? Думал, посмотрю, как это делается в Америке, а потом открою в России спортивное агентство или стану спортивным менеджером.

Но когда я вернулся в России, решил, что нужно уезжать в Америку, выучить английский язык, получить тренерскую лицензию и стать тренером. Там.

Я также понимал, что для достижения успеха в любой профессии необходимо постоянное всестороннее развитие, работа над самим собой. Мне всегда нравилось учиться, и учеба давалась очень легко, поэтому свою жизнь в Америке я решил начать с учебы в Университете.

Как все было? Вы поехали в университет в Арлингтоне?
Сначала в Нью-Йорк, где попробовал найти школу английского языка. Школу найти там можно, но язык выучить сложно – очень много русскоговорящего населения. А в Далласе у меня осталось много друзей, которые мне помогли с этим вопросом.

Сколько учили язык?
С этим была одна проблема (смеется). Я приехал туда учиться 24 часа в сутки. В первый день мы отучились 4,5 часа (максимальное количество предметов по программе) и нам сказали «до свидания» Я занервничал, так как не понимал, чем занять остальное время. Пришлось идти в библиотеку. Уже тогда они были очень хорошо оборудованными, Я сидел там до закрытия. До ночи, делал разные упражнения по языку. Но также, конечно, следил за спортивной жизнью в России, читал «Спорт-Экспресс» и другие русские газеты в интернете.

tugolukov more (2)

Как получилось «вписаться» в систему «Stars» без знакомых, без протекции, просто с улицы?
В Далласе больше десяти дворцов и я ходил в один из них на массовые катания, чтобы ноги не забывали движения, чтобы я чувствовал лед. А однажды после своего сеанса, увидел, что начинается тренировка какой-то юношеской команды и попытался спросить, как все работает, как можно начать тренировать. Мне сказали, что нужны волонтеры, взяли мои контакты и… не позвонили. Прошло несколько месяцев. Я продолжал ходить кататься и через какое-то время получил еще один шанс. Вновь на массовом катании. Я увидел, что параллельно с нами тренируется молодежная команда, у которой всего один тренер, здоровый такой дядька. И я набрался храбрости, подождал его после занятия и спросил, не нужна ли помощь. Он пообещал узнать у руководства.

Как его зовут?
Космо Кларк.

Это была одна из команд системы клуба. Нужно отдать ему должное ему – он на самом деле поинтересовался по поводу меня. Руководство разрешило помогать на добровольных началах. Так я проработал год, мы стали чемпионами штата Техас, а на следующий я стал главным тренером этой команды. И работал уже за деньги.

На что же вы жили все это время?
Работал в салоне по продаже автомобилей, владельцем которого являлся выходец из России. Утром учился, днем работал, вечером тренировал, практически без выходных.

На что вы потратили первую американскую зарплату?
Сделал жене подарок, а вообще все деньги уходили в быт и на оплату учебы.

Фото из личного архива Станислава Туголукова,
chelyabinskhockey.blogspot.ru

Продолжение следует