Рекордсмен по количеству проведенных в «Тракторе» сезонов и сыгранных матчей дал ChelyabinskHockey.Com веселое интервью, пропитанное духом 70-х. 

shumakov_yur_fed (3)

История, первый матч, Картаев

В конце декабря «Трактор» представит новую концепцию поднятия под своды домашней арены джерси лучших игроков в истории клуба. Как вы к этому относитесь?
Давно это нужно было сделать. А то у нас висит свитер Зарипова, очень хорошего игрока, но не проведшего в «Тракторе» вообще ни одного матча, и никак не отмечены те, кто отдал клубу десятки лет. Это история, без нее новые поколения не воспитаешь.

Андрей Попов к 26 годам сыграл пятьсот матчей за «Трактор». Он девятый в истории клуба и до вашего рекорда ему осталось около двухсот.
Сейчас очень мало игроков, которые выступают только за один клуб. В наше время все было иначе. У меня было 19 сезонов в «Тракторе», многие играли десять и больше. Поэтому хотелось больше таких патриотов как Андрей. Такие люди составляют костяк команды.

Помните свой первый матч?
Это было в марте 1967 года. «Трактор» играл дома с Усть-Каменогорском. Я тогда совсем недолго был в команде, а до матча – немного ушиб бедро, переживал из-за этого, но организм молодой, зажило все быстро. Вышел и сыграл. Мы победили.

Кто в том «Тракторе» был на главных ролях?
Цыгуров, Бец, Картаев. Мы, молодые, смотрели, как и что они делают на тренировках, равнялись. Картаев, например, помогал над передачами работать. Вообще старшие тогда шефство над нами брали.

Вы с Картаевым сразу подружились?
Нет, не сразу. Мы вообще вчетвером дружили – Белоусов, Картаев, Николай Макаров и я. В купе всегда ездили вместе в поездах. С Белоусовым мы всегда жили в одном номере, а Макаров с Картаевым – в соседнем. Раньше дружнее были хоккеисты. Если пили – то вместе, на льду – тоже друг за друга стояли.

Сейчас тоже не порознь режим нарушают.
Все-таки не так, как в наше время. Сейчас – под подушкой, лишь бы не «спалиться».

Вы ведь могли стать не хоккеистом, а боксером.
Дело было так. В школе я подрался, меня побили. Решил, что надо заняться боксом, чтобы ответить обидчикам. Поехал записываться в секцию – там прием только с 16 лет, мне же было всего 9. По дороге назад я увидел объявление о наборе в хоккейную школу. А так как уже давно играл во дворе, на следующий день приехал с коньками на зимний стадион – на просмотр. Его вел Виктор Иванович Столяров. Он мне и сказал, чтобы я приходил на тренировку. А первым тренером у меня был Петр Дубровин, он всем нам, мальчишкам, был вторым отцом.

Капитан, Кострюков, речь Назарова

shumakov_yur_fed (6)

Как впервые стали капитаном?
Было собрание, на котором команда выбирала капитана. Тренеры называли кандидатуры, потом игроки писали на бумажках по три фамилии. Кто набирал больше баллов – тот и становился капитаном.

В сезоне 1977/1978 вы были лучшим бомбардиром команды.
Получилась хорошая тройка – Сергей Макаров, Белоусов. Макаров тогда только начинал. Приятно было играть с ними.

Сразу стало понятно, что из Сергея Макарова получится звезда?
Конечно, он обращал на себя внимание. Хорошая обводка, скорость, техника, мышление. Там вообще плеяда подошла хорошая – Макаров, Стариков, Мыльников, Сидоренко, Парамонов. У Сергея к тому же был перед глазами хороший пример – старший брат Николай.

Белоусов и Цыгуров стали большими тренерами.
Кстати, из нашей бронзовой команды почти все стали тренерами. Фундамент заложил Столяров, его дело продолжил Данилов, а потом Кострюков довел до ума – наладил дисциплину, мы стали обыгрывать ЦСКА, сыграли в финале Кубка.

То есть дело было не в уровне игроков, а в дисциплине?
Нет, костяк-то был уже в команде, когда Кострюков пришел. Нужно было улучшить чуть-чуть. Как говорится, сначала – чуть напильником пройтись, а потом – еще немного наждачкой добавить.

Первое впечатление от Кострюкова?
Строгий. Собрания проходили, разборы после каждой игры, теоретические занятия. Авторитет у него был большой. Жестко подходил к нарушителям дисциплины. Например, когда мы выиграли бронзу, Кострюков лишил медали Сергея Тыжных – за нарушения режима. Он мог и в сборную попасть, но не попал из-за этого…

Речь Назарова в перерыве слышали?
Да.

В ваше время было такое?
Не так, может быть, ярко и жестко, но было. Как-то один наш тренер по ходу матча спрашивает одного нападающего: «Ты сколько раз сегодня бросил по воротам?» Тот отвечает: «Три». А тренер ему: «Какие три?! Ноль целых, х.. десятых!».

ЦСКА, Белоусов, Быков

shumakov_yur_fed (8)

Против каких команд и хоккеистов было тяжело играть?
Со всеми нормально было. Парадокс, но лучше было играть против ЦСКА, чем с последней командой, с аутсайдером. Просто интереснее. И настрой был другим.

ЦСКА делал провинциальным игрокам такие предложения, от которых нельзя отказаться?
Конечно. Если человек хотел играть в сборной, ему обязательно нужно было переходить в московский клуб.

Скандалов с переходами было много.
Не скажу, что много. Просто у столичных клубов было преимущество. Могли забрать игрока в любое время. Москва стояла выше, мы были периферией. Никто не рыпался, так сказать, а кто рыпался – прижимали. Но уровень и у нашей команды был высокий. Белоусов, Картаев, Шорин, Тыжных – они играли в Челябинске, тоже были звездами. Для меня, например, Белоусов игрок одного класса с Михайловым.

Белоусов рассказывал, что в любой ситуации в то время невозможно было обыграть ЦСКА по итогам всего чемпионата.
Разумеется. Если бы у нас не забирали игроков – можно было бы. Иначе, нет.

Одним из тех, кто уехал из «Трактора» в ЦСКА был Быков.
Слава был очень хорошим игроком, невысокий, крепыш такой. Когда он вместе с Молчановым пришел в команду из челябинского «Металлурга», Цыгуров попросил меня перейти в защиту, а его поставил в центр атаки. Я согласился. А Быков заиграл в нападении очень ярко, много забивал. И вскоре уехал в ЦСКА.

Медицина, база, карамель из Риги

shumakov_yur_fed (7)

На каком уровне в семидесятых была спортивная медицина?
На высоком. У нас при команде работала научная группа, которую возглавлял Геннадий Шорин. На сборах они контролировали состояние игроков, брали кровь, давали рекомендации. Плюс был врач Валерий Михайлов, большой профессионал своего дела.

Как команда переезжала в «Юность» из дворца на ЧТЗ?
Конечно, условия в новом дворце были лучше. Но все прошло незаметно для нас. В основном мы жили на базе, сначала – в Шершнях, а потом – на озере Смолино. Большую часть времени там проводили.

По мотивам жизни «Трактора» на базе можно написать большую книгу историй. Вспомните что-нибудь острое?
Про базу – нет. А вот в аэропортах хватало всякого. Например, приходилось сидеть по два дня, когда рейсы задерживались. Приходилось и на газетах спать, на бетонном полу, на лестницах. Всякое было. Развлекались, как могли. Привязывали три рубля на ниточку и кидали на пол, а сами сидели в засаде. Как только кто-нибудь пытался поднять купюру – подтягивал к себе ее. Собирался народ, балдели…

Самые дальние поездки?
Рига, Минск. Сначала летели до Москвы, оттуда – поездом до Риги или Минска. Все достаточно близко было.

Сейчас из Владивостока и Хабаровска все везут баулы морепродуктов. Вы привозили что-нибудь из союзных республик?
Из Риги в основном. Там карамель хорошая была, детские вещи, варежки. Тренерам это не очень нравилось, но он все-таки давали нам время пройтись по магазинам.

Где хоккеисты семидесятых проводили отпуск?
В Болгарии или на юге СССР. Ездили по бесплатным профсоюзным путевкам. Собирались большими компаниями и ехали. И конечно, отдыхали в наших местных домах отдыха, на Тургояке, Красном камне. Здесь ведь тоже очень красивые места.

Тур в Канаду, дубленка, разговор с болельщиками

shumakov_yur_fed (1)

Бронзовый сезон «Трактор» начал с крупной победы 9:1. Сразу стало понятно, что команда способна, что называется, «сделать вещи»?
Нет, конечно. Все постепенно приходило. С каждой игрой у нас было все больше уверенности и в итоге мы поняли, что можем замахнуться на медали. Ключевым был матч в Челябинске с рижским «Динамо», когда Цыгуров забил гол из средней зоны.

За тот успех команду премировали поездкой в Канаду?
Да, была премиальная поездка – в декабре 1977 – январе 1978. Играли с фармами клубов NHL. Мы тогда оказались единственной командой, которая выиграла все восемь матчей. Тогда еще премиальные хорошие были. Если выигрывали пять матчей, например, давали триста долларов. Если меньше – девяносто долларов.

Сами игры интересными были?
Конечно. Площадки были непривычных размеров, шишки набили все. Приобрели бесценный международный опыт. Но все-таки игры были неофициальными.

Одному нашему игроку жена заказала в Канаде дубленку. И вот матч, он отдает пас, в него сразу же врезается канадец, очень больно. Наш приезжает на скамейку и ругается: «Сдалась мне эта дубленка, пусть жена сама за ней едет».

В конце турне всю команду везли на шопинг?
Да, как в кино. Деньги-то давали только в последний день, перед отъездом. Нас завозили централизовано в русский квартал, на базар – мы отоваривались. Нужно было за час-два купить все по списку – подарки, сувениры.

Как ваш «Трактор» общался с болельщиками?
Ездили на ЧТЗ. Нас распределяли по цехам и мы там отчитывались за игру. Болельщики задавали вопросы, а мы, если плохо играли – краснели. Это было очень полезно. Плюс посмотреть производство. Когда заходили в литейку и видели эти чумазые рожи, этот тяжелый труд, становилось понятно – надо играть в хоккей и играть хорошо. Раз в месяц точно ходили.

Если сейчас команду отправить в такое место?
Если только в самые экстремальные места – в шахту, например. Тогда польза будет. А то сейчас в основном ходят в школы и детские дома.

Завершение карьеры, Югославия, белградское дерби

shumakov_yur_fed (4)

Тяжело было найти себя после завершения карьеры?
Нет, нисколько. В «Тракторе» я закончил в 1987-м, после чего должен был уехать во Францию. Но поездка сорвалась. Тогда же Валерий Постников пригласил меня в магнитогорский «Металлург» – сезон я провел там. Потом пришел вызов из Югославии, и я два года отыграл за «Партизан». Закончил в 1990 году, в 40 лет. Вернулся в Челябинск, два месяца работал тренером школы. После чего Николай Макаров позвал помогать ему в челябинском «Металлурге». Там начинался интересный проект.

Югославия – очень интересная глава вашей жизни. Что там был за хоккей?
Страна тогда была единой, в чемпионате играли восемь команд, в том числе из Словении и Хорватии. Не сказать, что уровень был высоким, тем не менее. У нас в «Партизане» было трое русских – Сашка Мурашов из «Крыльев Советов» и Витька Дорощенко из «Спартака». Бились мы в основном с «Медвешчаком», где играл Анисин, а тренером был Кострюков. Они были первыми, мы третьими.

В 1995 году я вернулся в Югославию, но уже тренером и в «Црвену Звезду». Мы заняли первое место, играли в Кубке чемпионов. Там добрались до полуфинальной групповой стадии. Я должен был продолжать работать, но в стране началась война.

Заработали в этой поездке?
Конечно. Здесь я столько не мог заработать. К тому же мы получали там зарплату в валюте. Тогда все спортсмены ездили в иностранные клубы через «Совинтерспорт». Мы получали 30 процентов от контракта, остальное шло этой организации. И даже при этом деньги были хорошими.

Вам понравилось жить в Белграде?
Да, чистый красивый город, народ доброжелательный. Игроки к нам хорошо относились. Я когда вернулся в 1995 году, мог уже немного говорить по-сербски. Но мне говорили: «Давай лучше по-русски, мы так больше понимаем тебя».

Я ездил с семьей, сын ходил в посольскую школу. Друзья приезжали, много друзей приобрел там. А однажды побывал на сербской свадьбе. Очень интересно было! За столом почти не сидят люди – выпьют рюмку, а все остальное время – танцуют.

Сербы очень горячо ведут себя на трибунах.
На хоккее было так же, как на футболе и баскетболе. Я один раз ходил на баскетбол – играли как раз «Црвена Звезда» и «Партизан». Самое горячее дерби страны, как ЦСКА – «Спартак» у нас. Обстановка была настолько горячей, что почти до драки дошло. Все из-за того, что болельщик «Црвены Звезды» украл флаг «Партизана» и с друзьями жег его на трибуне.

Много раз, конечно, мы ходили на футбол. Тоже на матчи «Црвены Звезды» и «Партизана». Тогда эти клубы были очень сильными.

После войны на Балканы не ездили?
Нет, в Канаде встретились. Поехали на игру «Монреаля», а в автобус заходят югославы. Хорошо пообщались!

Казахстан, Сатпаев, Юн

shumakov_yur_fed (5)

Как вы оказались в Сатпаеве? Это же казахская глушь, что там делать?
Нас с Картаевым пригласили в «Казахмыс», которым занимался Руслан Юн, очень известный человек в Казахстане. Он сам родом из Сатпаева, шахтерского городка, где добывают медную руду. Собственно «Казахмыс» – большая корпорация, одна из ведущих в мире.

Сначала мы играли в Караганде, но затем переехали в Сатпаев. Это небольшой городок, но Юн там построил отличный спортивный комплекс с ледовым дворцом. Он планировал в итоге играть в КХЛ. Не Астана, а мы должны были представлять Казахстан.

Что не получилось?
Юн поссорился с одним своим партнером. Затем пришло новое руководство, молодые ребята, которым были нужны только деньги, хоккей – нет.

Из той вашей команды кто-то играет в КХЛ?
Гаврилин, Краснослободцев, Фадеев. Хорошая у нас была команда. В первый год в чемпионате Казахстана заняли третье место, на следующий – были вторыми, а потом – чемпионами.

Где сейчас Юн?
Отошел от дел, открыл свой бизнес. Он миллиардер, не пропадет.

Наши дни, внук, «Легенда 17″

shumakov_yur_fed (2)

Чем занимаетесь теперь?
Работаю в детской школе в Копейске, которую возглавляет Анатолий Картаев. Занимаюсь внуком – вожу его на хоккей, к Олегу Бецу. Играю в команде ветеранов. Там я капитан. У нас две тренировки в неделю и как минимум один матч – в чемпионате Челябинска среди ветеранов. Еще мы ездим на различные мероприятия в города области – на показательные матчи, мастер-классы. Популяризируем наш хоккей среди населения. Скучать некогда.

Раз в четыре года ваша команда ездит на международные ветеранские турниры в Канаду.
Были уже трижды – в 2004, 2008 и 2012-м. Все три раза выигрывали в своей возрастной категории. В 2016 году, если здоровье будет, снова поедем. И надеюсь, снова выиграем.

Хоккей там высокого уровня?
Считаю, да. В последний раз участвовало 138 команд со всего мира, около десяти – из России. Организация похожа чем-то на олимпийские Игры. Вот в 2013 году мы ездили на турнир в Финляндию, там тоже уровень хороший был, но в Канаде – идеальный.

Смотрели «Легенду 17»? Там как раз о противостоянии СССР и Канады.
Хороший фильм, понравился. Немного похоже на реальность. Но, конечно, мы, игроки, знаем больше.

Фото из открытых источников, constantin74.livejournal.com/17362.html, www.fh74.ru, www.74hockey.com, chelyabinskhockey.blogspot.ru